«Военные избаловались совсем»
Фото: из архива Рафаиловых

Фото: из архива Рафаиловых

Корреспондент «Русской планеты» побывала в гостях у известных мастеров-фуражечников Вячеслава и Надежды Рафаиловых

Полвека назад дорогу к этой знаменитой на весь Севастополь деревянной будочке с надписью «Фуражечная» знали все военные города, равно как и высшие чины командования Черноморского флота. С пятидесятых годов будочка претерпела существенные изменения: ее обкладывали французским камнем, вставляли резные ставни, прописав название дореволюционной кириллицей: приезжие с удовольствием фотографировались на фоне южного экзота.

Теперь на ее месте — современное двухэтажное здание. Неизменна лишь надпись на фасаде: «Фуражечная мастерская». И хозяева-наследники династии Рафаиловых, чета фуражечников Вячеслав и Надежда, встречающие клиентов и гостей у необычной рецепции, оформленной военными верхними головными уборами разных эпох и стран. Еще бы: мастерская (ныне ателье) пережила три государства — СССР, Украину и вот теперь Россию.

– Севастопольский пошив считался самым шикарным еще с начала прошлого века, — говорит Вячеслав.— Сейчас лето, многие приезжают из Мурманска, Североморска, Дальнего Востока, Санкт-Петербурга. Заказывают и покупают фуражки себе и своим знакомым, детям в подарок — бескозырки. Я свою первую бескозырку смастерил в восемь лет, дед мне даже не помогал, сказал: возьми да сделай!

Словно в подтверждение его слов в мастерскую заглядывает семья из Североморска: в прошлом году старшему сыну, десятилетнему Алеше, купили бескозырку. Теперь она маловата и перешла «по наследству» к младшему, пятилетнему Илюше. Только вот старший братец тут же затребовал себе новую! И непременно чтобы шили в Севастополе. Мерки привезли с собой, сувенирную фуражку, что умещается на ладони, берут как талисман в салон машины. Символ города, что ни говори.

– Иногда целыми пакетами фуражки закупают, — улыбается Надежда Рафаилова.— У меня в Питере сестра с мужем тоже свою фуражечную держат, дядя в Израиле пожил и вернулся, тоже мастерскую в северной столице арендует. Да только питерские военные не упускают возможность в Севастополе головной убор прикупить, чтобы пофорсить перед сослуживцами.

Обычно военно-морская фуражка служит 7–10 лет. По словам Дениса, зятя Рафаиловых, мастера с пятнадцатилетним стажем, понимающие люди стараются сделать заказ из советских еще материалов, которым просто нет сносу. В ателье ими запаслись с незапамятных времен: как знали, что жить придется в эпохи перемен.

– Скажем, приходит клиент и говорит: я хочу фуражку из такого же материала, как у моего отца и деда, — рассказал Денис.— Они по 15 лет носили, и мне сделайте такую же. А материал вот он, сохранился! Касторовая шерсть, шерсть лавсан, при правильном уходе такая фуражка всегда будет иметь достойный вид.

– Только вот военные избаловались совсем, — смеется Надежда, сноровисто вдевая в фуражечный чехол гибкий металлический каркас. Стопки из фуражек метровой высоты высятся пред ней на рабочем столе, на заднем фоне — двухсотлетние швейные машинки «Зингер», исправно работающее наследие прадеда. —Вместо того, чтобы постирать чехол вручную, засовывают в стиральные «автоматы». Потом приносят мятую тряпку—сделайте что-нибудь! А что тут уже сделаешь? Надо новую заказывать.

Впрочем, нередки случаи, когда новую фуражку служивый приходит заказывать на следующий день после «сборки». Да-да, сборки, фуражки не шьют — их, на профессиональном языке, собирают, и этому ремеслу не учат ни в одном учебном заведении, оно передается по наследству. Так вот, бывает, получил офицер свой заказ и идет с товарищами обмывать обновку в ближайший кабачок. Да там ее забывает на радостях. А начальству не объяснишь, вот и приходится шить по второму разу.

С возвращением Севастополя и Крыма в состав России работы у мастеров прибавилось в разы. Украинские военные тоже приезжают за заказами по старой памяти, теперь уже из новых мест дислокации. Тем, кому не удается вырваться, Рафаиловы отправляют заказ по почте. В основном это постоянные клиенты, которых здесь помнят.

– А вот и такие заказчики бывают, — Вячеслав показывает фотографию в мобильном телефоне, где прямо в объектив смотрят два чернокожих парня в белоснежных фуражках и форме. Это курсанты из Нигерии, учащиеся бывшего военно-морского училища имени Нахимова, ныне — одноименного воссозданного высшего ордена Красной Звезды военно-морского училища с прилегающим Президентским кадетским корпусом.

– Это сыновья из богатых и очень богатых семей, которые могут позволить себе обучать наследников за границей, — говорит Вячеслав. — Уже изъясняются немножко по-русски, к заказам особых требований не предъявляют — они и видели-то военные фуражки только по телевизору.

Обычно к верхним головным уборам у военных требования жесткие: тулья выверяется командиром до миллиметра, так же, как и козырек. В тех частях, где начальство демократичное, служащие позволяют себе вольности, другими словами, модничают. Низкая тулья и почти овальный верх считаются особым шиком. Простора для творчества у мастеров хватает: Рафаиловы в свое время впервые разработали утвержденный впоследствии Министерством обороны Украины головной убор для девушек-военных.

– Пришли к нам как-то майским днем девчонки из Нахимки, они же соседи наши, — припоминает Рафаилов. — И жалуются: выпускной скоро, парни в нарядных фуражках будут, а мы—в пилотках черных! Ну, придумайте и для нас что-то тоже! Я долго думал, пока эта самая женская фуражка мне буквально не приснилась. Я вскочил сразу к столу, заготовки перебирать. И ведь с первого раза получилось! Военнослужащие дамы к капризам не привыкли, фасон фуражки им очень понравился.

Еще бы — то, что выходит из-под рук Рафаиловых и их сотрудников, по душе и актерам, и циркачам, и эстрадным исполнителям. А также летчикам, полицейским и даже сотрудникам абхазской таможни, руководство которой не так давно заказало крупную партию. Что касается кино, то генерал в исполнении Богдана Ступки в фильме «Водитель для Веры» был снят в головном уборе именно в севастопольской трактовке. В сериале «Дальнобойщики» тоже можно заметить бренд Рафаиловых. Был заказ и на фуражку для клоуна, получившуюся необыкновенно красивой, в розово-красных тонах, с богатой фурнитурой. Зашел несколько лет назад юморист Евгений Петросян. Долго примерял, но заказ так и не оставил — видимо, образа подходящего не было.

Приходилось ли отказываться от заказов? Вячеслав Рафаилов не очень охотно припоминает: да, было. Когда во времена правления министра обороны Украины Игоря Тенюха от его имени пришел запрос на создание головного убора натовского образца. В то время страна начала активные переговоры с Евросоюзом.

– Мне показалось унизительным как профессионалу полностью копировать чужой вариант, — вздыхает Вячеслав.— И я предложил свой — похожий лишь немного, который потом называли «тенюховка». К слову, мои авторские фуражки именуют «рафиками». Причем давно не только в Севастополе.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»