«Теперь медицина у нас бесплатная»
Фото: Элина Мятыга

Фото: Элина Мятыга

РП провела один день в травматологическом отделении севастопольской городской больницы № 1

На часах 6:35 утра, но ворота севастопольской городской больницы № 1 уже открыты. Сторож бдит на своем посту. Нести вахту ему помогают пять дворовых собак. Заметив мое приближение, один одноглазый пес обнюхивает руку. Поняв, что угрозы я не представляю, он пропускает меня на территорию.

Встреча с Владимиром Куриловым, заведующим отделением, назначена на 6:50, поэтому я покупаю кофе в автомате и решаю подождать врача на свежем воздухе.

Прием посетителей здесь начинается в 7 утра, мимо меня проходят заботливые родственники пациентов с большими сумками и тюками. В 6:50 я уже у кабинета. Приема к доктору ждут еще несколько молодых людей. Но двери пока закрыты. Врач появляется только в 7:15, но заходит он не из уличных дверей, а направляется к себе уже из отделения.

– Официально мой рабочий день начинается в 8:00, но я тут с 6:30, — замечает он. — Осматривал пациентов, которые сегодня к нам поступили.

Выясняется, что ожидающие доктора люди — это призывники.

– Сейчас проходит перерегистрация призывников из Украины в Россию, — замечает доктор. — Вчера я 40 человек принял. Из них здоров только один из 100. Многие числятся у нас в стационаре, поэтому на койке сейчас по два человека лежит. Людей просто некуда размещать.

Владимир Викторович рассказал, что в новом корпусе больницы, где планируется сделать региональный сосудистый центр, ранее размещались три отделения.

– Отделение нефрологии было рассчитано на 30 мест, — рассказывает врач. — После закрытия корпуса его перевели к нам. У нас всего 91 койка, 30 из которых занимает другое отделение. Люди вынуждены лежать в коридоре. В моей практике такое впервые, чтобы в ноябре у нас было столько больных.

Приняв более 10 призывников, в 7:45 доктор удаляется на пересменку. В маленьком кабинете его уже поджидают врачи и медсестры.

– Сегодня к нам поступило 15 человек, — рассказывает дежурный врач. — Двое из них получили травму болгаркой, у одной одинокой бабушки перелом шейки бедра. Она говорит, что неделю пролежала одна в квартире, пока ее не нашли.

Врачи перечисляют диагнозы, смотрят снимки и уточняют готовность пациентов к операции.

– Ежедневно мы проводим по 4–5 операций, — рассказывает Владимир Викторович, когда мы выходим из кабинета. — К нам и ополченцев привозили, мы их оперировали, так как военно-морской госпиталь отказался их принимать. Травмы у нас разные, кто с высоты упал, кто болгаркой что-то отрезал, кто-то просто на ровном месте поскользнулся, кто-то в ДТП пострадал.

«У нас до таких лет не доживают»

В кабинете заведующего вижу кубки, расставленные на шкафу.

– В Ласпи ежегодно проходят соревнования между больницами, — поясняет врач. — Они включают в себя концертную и спортивную программы, а также домашнее задание. Последние четыре года мы занимали там первые места. У нас молодой слаженный коллектив.

Что изменилось с приходом России? — интересуюсь я.

– Многое! Раньше на питание пациентам выделяли по 50 (украинских) копеек в день. Сейчас же всех кормят бесплатно, три раза в день. Дают мясо, сыр, масло. Функционирует пять столов, в том числе для диабетиков. Часть больных не хотят уходить отсюда. Кроме того, нас обеспечили всеми медикаментами и пациентам, теперь не нужно покупать их за свой счет. Подняли заработную плату.

Выхожу из кабинета врача и вижу, как у двери ожидает приема порядка 25 человек. Проходя по коридору, знакомлюсь с бабушкой, той самой, что пролежала одна в квартире, ожидая помощи в течение недели. Ее зовут Таисия Ильинична.

Что с вами случилось? — спрашиваю я.

– Не помню. Видимо я пошла в комнату спать и упала. Очнулась только в коридоре.

Таисии Ильиничне 84 года. Она родилась и всю жизнь прожила в Севастополе. Работала на стройке маляром. Женщина рассказала, что раньше у нее был муж, сын и внук.

– Супруг умер 20 лет назад. А сын с внуком поехали в Москву на заработки. Мне только сообщили, что там трагедия произошла. Оба не вернулись.

Сейчас за бабушкой присматривает соцработник.

– Обычно она навещает меня два раза в неделю. Но тут были выходные и праздники, поэтому она только через семь дней ко мне пришла. Все это время я пролежала на полу в коридоре без еды и воды. Я страшно хотела умереть, но не было веревки.

Выйдя на улицу, я знакомлюсь с Виктором. Он моряк и получил травму, поскользнувшись на трапе, когда их судно ходило в Нидерланды. Он рассказал, что там ему сделали операцию, установили специальные спицы, но пошло нагноение. Вернувшись домой, он направился в эту больницу.

– Там конечно совсем другие условия, — рассказывает Владимир. — Лежат, в основном, старые люди. У нас до таких лет не доживают. У них все стерильно, кровати на электроуправлении, широкие двери, есть выносной пульт, Интернет, телефон. Лежать там совсем не скучно, даже не замечаешь, как время бежит. Но больше всего поразила отзывчивость персонала.

Как вы думаете, от чего зависит их отзывчивость?

– От размера заработной платы и количества людей. Там нет проблем с кадрами. Работает много сотрудников. Они не загружены, как наши, и вознаграждение за труд тоже получают приличное.

«Доктор из прошлого»

Пока мы общаемся с Владимиром, ко мне подходит мужчина и представляется Володей.

– Здесь работает прекрасный заведующий, — сообщает он. — Он и посмотрел меня, и выслушал. Это доктор из прошлого, таких теперь уже нет.

Простившись с пациентами, я замечаю двух молодых людей. Выясняется, что их обоих зовут Андреями. Они попали сюда в один день с переломами ног. Первый работал на стройке и упал с лесов, а второй просто поскользнулся дома на полу.

Андрей со стройки лежит в коридоре.

– Я всю ночь не мог спать, новых пациентов все привозили и привозили, — жалуется он. — Но вообще тут конечно лучше стало. Работают профессионалы, кормить стали, медикаменты самим не надо покупать, да и отношение к пациентам улучшилось.

Простившись с ребятами, я направляюсь в ординаторскую. Дежурит сегодня врач Леонид Будыка.

– В моей семье все врачи, — рассказывает он. — Поэтому у меня не было выбора, кем становиться. Ведь даже в детстве я со шприцами играл. Супруга тоже на скорой помощи работает.

Встречаются неадекватные пациенты, и как вы с ними справляетесь?

– Помню, был один с белой горячкой. Его пьяным привезли, и на второй день его накрыло. Он не чувствовал боли, бросался с ножом на людей и представлял угрозу для пациентов. Я попробовал его успокоить. В итоге он выбежал из отделения и всю ночь провел в ближайших кустах. Утром его забрали в психбольницу.

В это время в отделении появляется еще один доктор, хирург Андрей Пинега.

Травмы пациентов зависят от времени года? — интересуюсь я у Андрея Григорьевича.

– Да, — отвечает он. — Весной происходит обрезка деревьев и к нам часто поступают пациенты, упавшие с высоты. Осенью — сбор урожая и опять высота. Зимой ломают лодыжки, а летом — ныряльщики спины и шеи.

Простившись с врачами, я направляюсь к медсестрам. Меня встречает Галина, ее смена уже закончилась, но она дожидается выдачи зарплаты.

– Я окончила училище в Севастополе, — рассказывает медсестра. — Работать здесь мне очень нравится. Наши врачи — профессионалы. Сейчас трудиться стало значительно легче. Наш заведующий сделал ремонт, установил лифт. А раньше пациентов нам приходилось на себе на второй этаж затаскивать. Очень тяжело было. К тому же был один туалет на весь коридор, а теперь они в каждой палате. С приходом России появилось питание и все необходимые медикаменты. Я могу сразу начать лечение по предписанию врача, не дожидаясь, пока родственники привезут человеку необходимые лекарства. В севастопольских аптеках даже исчез физраствор, так как его никто не покупает, и он есть во всех больницах.

Переломы без причины

Галина рассказала, что пациентам тоже стало значительно легче.

– Им теперь не надо думать о том, сколько денег они потратят на лекарства и операции. Теперь медицина у нас бесплатная.

Медсестра сообщила, что работает в этой больнице уже 9 лет. При этом живет она в Бахчисарае, где ее ждут муж и ребенок.

– Единственная проблема — это то, что в палатах нет горячей воды. Отделение оборудовано только бойлером, и помыться для пациентов составляет проблему.

Сейчас травмы у пациентов отличатся от тех, что были раньше?

– Раньше не было болгарок, — улыбаясь, замечает Галина. — А вообще я стала замечать, что сейчас все больше поступает больных, которые упали на ровном месте. Не знаю, от чего это зависит, может, от экологии, воды, питания… Но люди ломают руки и ноги просто так, безо всякой причины.

За обедом медсестры обсуждают повышение цен и ситуацию на Украине.

– Заработную плату, конечно, подняли, — рассказывает Лариса Владимировна, операционная медсестра с 30–летним стажем. — Но и цены–то вон как взлетели. К тому же, мой оклад сейчас составляет всего 8 тысяч рублей, правда, без учета стажа. Разве можно прожить на эти деньги? Хотя там (на Украине — Примеч. РП.) я жить тоже не хочу. Там людей убивают, детей.

«Стариков не забирают родственники»

Рабочий день подходит к концу. Я снова направляюсь в ординаторскую, в которую после двухчасовой операции вернулся хирург Андрей Пинега. Пока я беседую с врачами, за мной заходит заведующий.

– Рабочий день уже почти закончен, — говорит он и ведет меня к себе в кабинет.

С какими основными проблемами вам приходится сталкиваться в своей работе?

– Одиноких людей не хотят родственники забирать, — говорит Владимир Викторович. — Иногда даже приходится полицию вызывать. Они звонят родственникам и говорят, что если вы старика не заберете, то его квартира перейдет государству. После этого они приезжают буквально в течение нескольких часов. Но многих все равно девать некуда. Одних направляем в больницу в Орлиное, других — в городскую больницу № 6. Ведь за ними уход нужен. По статистике у нас в городе 103 тысячи пенсионеров из 318 тысяч взрослого населения.

Среди других проблем, Владимир Курилов отметил маленькое помещение отделения. По его словам, даже гардероб разместить негде. А еще хотелось бы возродить столовую для пациентов, но места опять нет.

– Нам пока не хватает и оборудования, — заявляет доктор. — Мы его заказали, но пока не доставили. Зато с медикаментами повезло. У нас есть все необходимое. К тому же мы были единственными в Крыму, кто вовремя заключил договор на поставку металлоконструкций, и с ними у нас проблем тоже нет.

Дело табак Далее в рубрике Дело табакЧто грозит губернатору Севастополя за курение в собственном кабинете Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»