«Заберите меня к себе, пожалуйста»
Фото: Элина Мятыга, специально для РП

Фото: Элина Мятыга, специально для РП

«Русская планета» побывала на сезонных сборах винограда на севастопольских полях

В 7:30 утра у конторы № 1 Качинского совхоза уже толпится народ. Женщины, мужчины, старики и подростки общаются между собой. В руках у каждого большое черное пластиковое ведро. Через 15 минут сюда подъезжает желтый автобус, и нас всех везут на виноградники, расположенные недалеко от поселка Солнечное.

Сегодня я работаю с группой людей, которая приехала в Севастополь на заработки из города Первомайск Николаевской области. Люди с радостью идут на контакт, узнав, что я корреспондент. Приступая к работе, первая с кем я знакомлюсь, 63-летняя тетя Валя, она попросила так ее называть. Раньше она работала врачом в воинской части у себя в городе, а, выйдя на пенсию, решила подзаработать.

– Пенсия у меня очень маленькая, всего 1000 гривен (3 100 рублей — Примеч. РП.) в месяц. А дом большой, двухэтажный, 100 квадратных метров. Его мне в воинской части выделили. Коммунальная плата постоянно растет, денег попросту не хватает. Дети, правда, помогают. Грозились паспорт у меня отобрать, чтобы я сюда не ехала, но я сказала, что на море отдохну и подзаработаю.

Каждое утро тетя Валя начинает с зарядки. Она подтягивается на турнике, выпрямляя спину, которая сильно пострадала после аварии.

– Когда я работала в воинской части, наша машина попала в ДТП и перевернулась. Мы все чуть не погибли. С тех пор у меня серьезные проблемы с позвоночником.

Муж тети Вали служил в той же воинской части начальником связи в звании майора. Он умер, когда ему было всего 39 лет. Дочку и сына она воспитывала одна. Девочка окончила институт МВД и сейчас работает юристом. Сын раньше был военнослужащим, а теперь занимается транспортировкой мебели из Украины в Крым. Тетя Валя уже бабушка, ее внучке недавно исполнилось 4 года.

На поле люди работают в паре. Один человек идет с одной стороны лозы, другой одновременно обрабатывает тот же куст с противоположной. С ветки виноград срезается секатором и кидается в ведро, которое по мере наполняемости относится в начало виноградного ряда, где молодые люди пересыпают его в «лодку» — специальный прицеп, прикрепленный к трактору.

– В других бригадах «лодки» маленькие, они прямо по ряду ходят, а нам ведра носить приходится, — сетует тетя Валя. — Говорят, что в ведро помещается 8 килограммов, но на самом деле, там килограммов 12 выходит. При этом если мы еще и ветки старые будем обрезать с обеих сторон куста, то нам еще по 10 гривен за ряд доплатят, — замечает она.

Какова норма выработки, и сколько за нее платят? — с этим вопросом я обращаюсь к Валерию Хламову, бригадиру участка.

– В данном случае норма составляет 310 кг на человека. В тех бригадах, где лодка идет прямо по рядам, норма выше — 360 кг. За смену человек должен собрать и принести не менее 39 ведер. Оплата за норму выработки составляет 58 гривен 63 копейки. Наш совхоз принадлежит днепропетровской корпорации «Логос» и деньги начисляются в гривнах, а выплачиваются в рублях по курсу 3,1. Таким образом, за выполненную норму человек получает 181 рубль 75 копеек. На сборе урожая работают как местные люди, так и приезжие из разных уголков Украины. Мы очень надеемся, что в скором времени наш совхоз национализируют. И он станет российским предприятием. Тогда, возможно, и оплата труда увеличится, и наконец-то станет соответствовать российским нормам.

Валерий Алексеевич рассказал, что раньше он работал электриком на Севморзаводе. Там он трудился 15 лет, с 1982 по 1997 года. Затем, когда предприятие было закрыто, он работал токарем, а в 1999 году устроился бригадиром в виноградную бригаду.

– Из этого винограда, который мы сейчас собираем, будут производить шампанское. Сначала собранный виноград мы отвезем на Качинский винзавод, где будет осуществляться его первичная переработка. Затем виноматериал транспортируют на Инкерманский винзавод, где будет происходить его вторичная обработка, розлив и выдержка. В этом году плохой урожай. Люди еле-еле могут выполнить норму по его сбору. Когда урожай хороший, работник может собрать до тонны сырья.

Мертвый город

В бригаде работает 30 человек. Людям приходится целый день трудиться под палящим солнцем в полусогнутом положении. Уже после первой срезанной ветки руки покрываются сладким соком. Вымыть их можно несколько раз за смену, когда к сборщикам подъезжает специальная бочка с технической водой. С секатором надо быть предельно внимательным. Руки почти всех рабочих отчетливо демонстрируют шрамы, оставшиеся от порезов этим инструментом.

Еще одного сборщика урожая зовут Сергей. Он приехал в Севастополь, чтобы заработать деньги на свадьбу.

– Это будет мой второй брак. Первая жена развелась со мной, пока я был на заработках.

Сергею уже 41 год, по образованию он учитель начальных классов. С будущей женой познакомился несколько месяцев назад и уже через две недели они решили узаконить свои отношения. Когда-то Сергей работал сварщиком, затем помощником машиниста и оцинковщиком на заводе «Фрегат», где производили металлоконструкции. Потом попал под сокращение.

– Сейчас Первомайск — это мертвый город. В советские времена он был крупным промышленным центром. У нас располагался сахарный завод, молочно-консервный и мясокомбинаты, мебельная фабрика, камнедробильный завод «Гранит», хлебозавод, овощеконсервный завод и завод «Фрегат». Сегодня ничего этого не осталось. Город умер, а его жители остались без работы и без средств к существованию. Поэтому мы и вынуждены ехать на заработки в другие города и страны. Когда я нашел эту работу, мне обещали, что за месяц я легко смогу заработать 3–5 тысяч гривен (9–15 тысяч рублей — Примеч. РП.). Я надеялся, что этих денег мне хватит на то, чтобы сыграть свадьбу. Но на практике оказалось совсем иное.

Сергей рассказал, что из выработанной нормы, за которую платят 58 гривен, 30 гривен в сутки вычитается за проживание в специальном вагончике, а еще 14 за обед, который привозят прямо на поле.

– Я стараюсь выполнять по 2 нормы в день. Но, работа очень тяжелая и у меня не всегда это получается. Каждый из нас заключил контракт с совхозом. Его минимальный срок составляет один месяц. Уйти раньше никто не может, тогда придется еще выплачивать неустойку, да и денег на обратную дорогу ни у кого нет. Когда я доработаю срок по контракту, то постараюсь устроиться работать в Севастополь на стройку. Я не могу возвращаться домой без денег.

Простившись с Сергеем, я перемещаюсь в другой ряд, где сбором ягод занимается Нина. Дома ее ждут четверо детей, младшему из которых всего 2 года.

– Сама я родом из Грузии. Там познакомилась с бывшим мужем, к которому и переехала в Первомайск много лет тому назад. Сегодня он для меня умер, так как бросил меня одну с тремя детьми, когда старшему из них было всего 8 лет. Несколько лет назад я познакомилась с другим мужчиной, от которого два года назад родила младшего сына. Он иногда помогает мне, но жениться отказывается. Мне детей поднимать надо. Да и в Грузию мечтаю вернуться. Мне надо хотя бы 2 тысячи долларов заработать, чтобы хоть какие-то средства были на билеты и на жизнь в первое время.

«Нам Турция была по барабану»

На часах уже 12:00, к полю подъезжает желтый автобус, на котором привозят обед. Первыми ест соседняя бригада, которая трудится неподалеку. Воспользовавшись свободной минуткой, я подхожу к ним. Кормят сегодня пшенным супом, тушеной картошкой с мясом, а на десерт — компот. Обеды для рабочих готовят в столовой поселка Солнечное.

Прямо на земле, облокотившись на бетонный столбик в поисках тенька, компания из трех молодых людей подкрепляется привезенной едой. Увидев меня с фотоаппаратом, молодой человек просит: «Заберите меня к себе, пожалуйста». Выясняется, что это компания друзей, которая приехала в наш город из Краматорска.

– Мы тут с 12 июня, — рассказывает Антон. — Сейчас пытаемся оформить статус беженцев и ждем, когда нас переправят во Владивосток. Дома у меня и у друга остались матери. Мы надеемся, что когда нам удастся там обосноваться, мы сможем перевезти их к себе. Когда мы пересекали границу, на украинской таможне у нас отобрали все деньги. Вот мы и пытаемся хоть немного подзаработать, чтобы пропитаться до отъезда. Конечно, Севастополь очень красивый город, я бы с радостью здесь остался. Заберите меня к себе, пожалуйста, — вздыхает молодой человек.

Перерыв на обед длится около 20 минут, после чего мы снова приступаем к работе.

Игорю уже 49 лет. Дома его ждут жена и двое взрослых детей.

– Моему сыну уже 28 лет, а дочке 19. Она учится в Николаеве на переводчика и в совершенстве владеет немецким языком.

В советское время Игорь 13 лет проработал обвальщиком на мясокомбинате. Когда Союз развалился, перепробовал массу профессий. Продавал лес, перегонял машины, работал в охране.

– Когда-то у нас в городе стояли ракетные войска стратегического назначения. Нам Турция была по-барабану. Теперь же ничего не осталось, а молодежь либо спивается, либо употребляет наркотики. Помню, как в советские времена я ездил в Москву. Когда люди узнавали, что я из Украины, мне жали руку, меня уважали. Однажды на футбольном матче, мне даже удалось убедить местных болельщиков поддерживать не московский «Спартак», а киевское «Динамо». Наш мясокомбинат перерабатывал по 100 тонн мяса, которое отправлял в Ленинград и в Москву. Теперь ничего этого нет, а город умер.

Игорь рассказал, что приехал в Крым на сбор урожая еще 3 июня.

– Вначале я собирал черешню, там платили хорошо. Потом перешел на персик, а теперь вот на виноград. Часть денег я отправил семье. У самого сейчас уже ничего не осталось. Если получится, то после уборки я попробую устроиться в городе на работу охранником. Не могу возвращаться домой с пустыми руками. Дочке надо за учебу платить, а это 10 тысяч гривен (31 000 рублей — Примеч. РП.) ежегодно.

Ирина с 18-летней дочкой Дианой также приехали из Первомайска. Они заключили контракт на месяц.

– Нам обещали, что каждая из нас заработает по 4 500 тысячи гривен за месяц работы, — рассказывает Ирина. — Говорили, что проживание и обеды будут бесплатными. Но оказалось, что за все это мы должны платить. Сейчас мы ждем аванс, потом будем увольняться, и подыскивать в Севастополе другой источник заработка. Жить и работать тут за такие деньги просто невозможно.

– Мы работаем без выходных, — поддерживает маму Диана. — Отдых возможен только в непогоду. Я мечтаю о дожде. К тому же нас поселили в железный вагончик, в котором бегают крысы. Готовить еду, мыться и стирать приходится просто в жутких условиях. Я попробую найти в Севастополе другую работу.

На часах уже 16:00, наша смена подходит к концу. Трактор с «лодкой» полной винограда отправляется на Качинский винзавод, а мы на желтом автобусе едем обратно к конторе № 1 Качинского совхоза. Простившись с рабочими, я захожу в магазин и прицениваюсь к овощам и фруктам. Один килограмм винограда обходится горожанам в 100 рублей. А на 180 рублей, заработанных за одну выполненную норму, рабочий может позволить себе купить лишь 7 килограммов картошки, и это без оплаты жилья и обеда.

Севастополь проголосовал за Далее в рубрике Севастополь проголосовал заРоссийская «партия власти» получила большинство в Законодательном собрании Севастополя Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

23 сентября 2014, 19:50
Технарь, значит собирали, на Каче, да...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»