Эскалатор в прошлое
Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»

Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»

Для чего построили севастопольское «метро» и почему из него нет выхода

В Севастополе есть «подземка». Не известный торговый центр «Метро», а настоящий тоннель с эскалатором. «Русская планета» побывала в подземелье и узнала историю, судьбу и возможное будущее забытого севастопольского «метрополитена».

На стадии перехода

Маленький уютный скверик. Среди скамеечек с сидящими на них пожилыми дамами и троп для выгула собак стоит небольшое одноэтажное здание. Вход в него заколочен, прегражден забором из железной сетки, а стены исписаны граффити. Перешагивая через кучи мусора, пробираемся внутрь.

Как вы узнали об этом объекте? — интересуюсь у севастопольского диггера Михаила (имя изменено).

– Несколько лет назад ко мне приезжали друзья из Москвы. Они знали о заброшенной проходной, и мы вместе с ними сюда пришли. Тогда, правда, тут было почище. Затем это место облюбовали малолетки. В последний раз, когда я тут был, напугал их: громко заявил, что приехала полиция. И они бросились врассыпную.

Внутри ощущение, что попал в московский метрополитен после нашествия туда расстроенных футбольных фанатов. Покореженный эскалатор, разбитые деревянные стулья, даже старенький детский велосипед и детская коляска, которую зачем-то бросили вниз. Киоск, оборудование и инвентарь вандалы также не пощадили.

Эта проходная, а также тоннель с эскалатором были построены в 70-х годах прошлого века. Они предназначались для того, чтобы сотрудники Севморзавода могли вовремя попадать на свои рабочие места. За схожесть проходной с московским метрополитеном рабочие окрестили ее севастопольским метро.

– В те годы на заводе работал многотысячный коллектив, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» бывший директор Севморзавода Анатолий Череватый, пришедший на завод еще в 1962 году. — Основная масса сотрудников жила на Корабельной стороне и улице Адмирала Макарова. Все они пешком шли через проходную. Но перед ней были железнодорожные пути. И часто, опаздывая на работу, сотрудники завода перебегали пути прямо перед идущим поездом. Там не было ни шлагбаума, ни перехода, и риск попасть под колеса был очень высок. При этом на самом заводе была табельная система, и опоздавших штрафовали и лишали премий. Именно поэтому тогдашний директор Севморзавода Сергей Виноградов и принял решение спроектировать и построить эскалаторный выход и тоннель с проходной под землей.

Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»

Кроме того, уставшим сотрудникам после смены было проще пройти по эскалатору под землей, чем подниматься пешком на Корабельную сторону.

– Тоннель собран из чугунных сегментов, — говорит Анатолий Череватый. — Когда он строился, я был главным инженером и принимал участие в работах. Завод оплатил все расходы и в начале 70-х годов построил эскалаторный выход. Это решило много проблем. Например, раньше были очереди в буфеты и столовые при заводе. Работяги брали еду с собой. Она часто портилась. С эскалатором же люди за обеденный перерыв успевали подняться, сходить домой пообедать и вернуться обратно на работу. Я сам много лет прожил на Корабельной стороне, и от дома до проходной мне было пять минут ходу.

«Мы в этой проходной не нуждаемся»

После развала СССР первое время, когда заводом руководил Череватый, эскалатор работал по графику. Затем из-за больших задолженностей завода за электроэнергию его пришлось закрыть.

– Я видел его только работающим, — рассказывает бывший директор. — Что происходит там сейчас, я не знаю. Он был законсервирован в рабочем состоянии.

О том, что проходную закрывали спешно, говорят и рабочие журналы, оставленные здесь прямо на столах, и рабочий инвентарь на полках, и оборудование завода. Кажется, что если его смазать и запустить, то тут снова зажжется свет, пойдет эскалатор, и под звонкие советские песни сюда потянутся люди, влекомые престижем профессии, социальными гарантиями и хорошей зарплатой.

Сейчас же самодвижущаяся лестница находится в плачевном состоянии. На ее ступеньках — хлам, мусор, сброшенные сверху деревянные скамьи. Стеклянная будка дежурного также исписана любителями граффити. От тоннеля, выходящего на Севморзавод, тянутся шланги для откачки воды: вероятно, подходы к проходной затоплены. Сам же выход закрыт и замурован.

– Нам лучше не попадаться никому на глаза, хотя я не думаю, что нам грозит что-то серьезное, — говорит диггер Михаил. — Раньше этот проход был открыт, и можно было почти беспрепятственно попасть на сам завод. Сейчас же его заварили, но попасть внутрь можно и через другие места. Я, например, мечтаю побывать в бомбоубежище на его территории. Сейчас думаю, как это сделать.

Фото: Анна Чудакова / «Русская планета»

Как вы думаете, сегодня можно восстановить и вновь запустить эту проходную? — спрашиваю Череватого.

– Я думаю, что восстанавливать ее сейчас нет никакого смысла. Работа эскалатора довольно энергозатратна. Поезда возле проходной уже не ходят, и количество персонала уменьшилось в разы.

Сейчас площади Севморзавода сданы в аренду Центру судоремонта «Звездочка». По мнению бывшего директора, на это было несколько причин: во-первых, лишний раз не напоминать европейским коммерсантам слово «Крым», а во-вторых, ввести завод в систему Объединенной судостроительной корпорации.

– Сейчас конкурентная способность предприятия невысока, — рассказывает он. — Если в документации корабля будет информация о том, что он проходил ремонт в Крыму, то из-за санкций его не пустят ни в один европейский порт. У Центра судоремонта «Звездочка» девять филиалов по всей стране. После ремонта корабля на Севморзаводе в документах фигурирует судоремонтная компания «Звездочка», которая приписана не к Крыму, а к Санкт-Петербургу, и санкции его не затрагивают. Войдя же в объединенную корпорацию, Севморзавод получает новые заказы и имеет возможность использовать работу своих мощностей в других регионах.

Старую проходную в ближайшее время не планируется восстанавливать, подтвердили корреспонденту «Русской планеты» и в пресс-службе ПЦ «Звездочка».

– Сейчас данная проходная законсервирована и не используется, — рассказывает пресс-секретарь филиала Центра судоремонта «Звездочка» в Севастополе Сергей Должиков. — Центральная проходная работала, когда количество сотрудников завода насчитывало 16 тыс. человек. Сейчас же мы в этой проходной не нуждаемся. Возможно, когда количество сотрудников наберется, дойдут руки и до этого объекта. Пока же вход в нее заварен и заколочен.

По мнению Череватого, проходную можно было бы сделать музейным объектом, но мешает бюрократия.

– Сейчас завод очень хорошо охраняется, — рассказывает он. — На нем выполняются военные заказы, из-за чего введена повышенная секретность. И для реализации подобных проектов требовалось бы получать массу различных разрешений. Ситуация же сейчас такова, что чиновнику гораздо проще запретить, чем разрешить. Иногда эта бюрократическая система просто поражает.

«Этот зал будет очень похож на экспозицию 120-летней давности» Далее в рубрике «Этот зал будет очень похож на экспозицию 120-летней давности»Что представит севастопольский Аквариум-музея к юбилею Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»